Поиск в библиотеке
BOOKS SHaring :

Книги в электронном виде

Автор:
Название:
Жанр:
В нашей библиотеке вы можете скачать более 30000 книг в электронном виде. Книги разделены по авторам, по названиям, а также по 42 тематикам. Мы предоставляем несколько видов архивов каждой книги для вашего удобства. Книги оформлены в текстовый формат и читаются на любой системе стандартными средствами.
Заходя на наш сайт Вы целиком подтверждаете соглашение об использовании.
С п и с о к   к н и г   п о   а в т о р у

С п и с о к   к н и г   п о   а л ф а в и т у

А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Э
Ю
Я
А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Э
Ю
Я

Библиотека
Главная Каталог Новые поступления Популярная литература Как качать Чем читать Администрация Авторам и правообладателям
Разделы хранилища
АнекдотыБиографияБоевикГаданиеДетективДетскаяДокументальнаяДомДрамаЖенский романЖурналЗакон и правоИсторияКлассикаКомпьютерный ликбезКриминалЛирикаМедицинаМемуарыНаукаНаучная фантастикаПесниПолитикаПриключенияПсихологияРелигияСекс-учебаСказкаСловарьАнтропология и социологияСпортСтихиТриллерУчебаФилософияФентезиЭзотерикаЭкономикаЭнциклопедияЭротические и порно рассказыЮморIT-приколы


Что такое электронные книги:


• Электронные Книги не бояться повреждения и старения.
• Электронные Книги мобильны - их можно хранить на сменных носителях и читать на смартфоне, телефоне, ноутбуке, любом компьютере и на специальных устройствах для чтения электронных книг.
• Книгу можно скопировать другу, будучи уверенным, что книга останется у Вас.
• Скаченные книги бесплатны.
• Вы можете закачать свои любимые книги на портал, а также можете комментировать и обсуждать литературу с другими читателями.
• Электронную книгу можно читать в подходящем вам формате - увеличить шрифты, сменить цвета, программа может прочесть книгу вслух.
• Электронную книгу легко перевести на любой язык.
• В электронной книге легко найти нужную цитату, просто сделать закладку или пометку и т.д. и т.п.

Новые поступления книг в библиотеку:


Достоевский Федор / Двойник


чер поворотил лошадей и через две минуты въехал опять во двор к Олсуфию Ивановичу. "Не нужно, дурак, не нужно; назад!" - прокричал господин Голядкин, - и кучер словно ожидал такого приказания: не возражая ни на что, не останавливаясь у подъезда и объехав кругом весь двор, выехал снова на улицу. Домой господин Голядкин не поехал, а, миновав Семеновский мост, приказал поворотить в один переулок и остановиться возле трактира довольно скромной наружности. Вышед из кареты, герой наш расплатился с извозчиком и, таким образом, избавился наконец от своего экипажа, Петрушке приказал идти домой и ждать его возвращения, сам же вошел в трактир, взял особенный нумер и приказал подать себе пообедать. Чувствовал он себя весьма дурно, а голову свою в полнейшем разброде и в хаосе. Долго хо

Достоевский Федор / Дядюшкин сон


нец, сломал себе ногу. Я еще тогда на этот случай стихи сочинил: Наш поляк Танцевал краковяк... А там... а там, вот уж дальше и не припомню... А как ногу сломал, Танцевать перестал. - Ну, уж верно, так, дядюшка? - восклицает Мозгляков, все более и бо- лее приходя в вдохновенье. - Кажется, что так, друг мой, - отвечает дядюшка, - или что-нибудь по-добное. Впрочем, может быть, и не так, но только преудачные вышли стишки... Вообще я теперь забыл некоторые происшествия. Это у меня от занятий. - Но скажите, князь, чем же вы все это время занимались в вашем уеди- нении? - интересуется Марья Александровна. - Я так часто думала о вас, mon cher prince, что, признаюсь, на этот раз сгораю нетерпением узнать об этом подробнее...

Достоевский Федор / Записки из мертвого дома


но и величаво. Он чувствовал, что на него смотрят и ждут, осрамится ли он или нет своим ответом; что надо было поддерживать себя, доказать, что он действительно птица, и показать, какая именно птица. С невыразимым презрением скосил он глаза на своего противника, стараясь, для большей обиды, посмотреть на него как-то через плечо, сверху вниз, как будто он разглядывал его как букашку, и медленно и внятно произнес: - Каган!.. То есть что он птица каган. Громкий залп хохота приветствовал находчивость арестанта. - Подлец ты, а не каган! - заревел толстяк, почувствовав, что срезался на всех пунктах, и дойдя до крайнего бешенства. Но только что ссора стала серьезною, молодцов немедленно осадили. - Что загалдели! - закричала на них вся казарма.

Достоевский Федор / Записки из подполья


вляются в жизни такие благонравные и благоразумные люди, такие мудрецы и любители рода человеческого, которые именно задают себе целью всю жизнь вести себя как можно благонравнее и благоразумнее, так сказать, светить собой ближним, собственно для того, чтоб доказать им, что действительно можно на свете прожить и благонравно, и благоразумно. И что ж? Известно, многие из этих любителей, рано ли, поздно ли, под конец жизни изменяли себе, произведя какой-нибудь анекдот, иногда даже из самых неприличнейших. Теперь вас спрошу: чего же можно ожидать от человека как от существа, одаренного такими странными качествами? Да осыпьте его всеми земными благами, утопите в счастье совсем с головой, так, чтобы только пузырьки вскакивали на поверхности счастья, как на воде; дайте ему такое эконом

Достоевский Федор / Игрок


щеки ввалились, сохнет. Наконец, лет через двадцать, благосостояние умножилось; гульдены честно и добродетельно скоплены. Фатер благословляет сорокалетнего старшего и тридцатипятилетнюю Амальхен, с иссохшей грудью и красным носом... При этом плачет, мораль читает и умирает. Старший превращается сам в добродетельного фатера, и начинается опять та же история. Лет эдак чрез пятьдесят или чрез семьдесят внук первого фатера действительно уже осуществляет значительный капитал и передает своему сыну, тот своему, тот своему, и поколений чрез пять или шесть выходит сам барон Ротшильд или Гоппе и Комп., или там черт знает кто. Ну-с, как же не величественное зрелище: столетний или двухсотлетний преемственный труд, терпение, ум, честность, характер, твердость, расчет, аист на крыше! Чего же

Достоевский Федор / Неточка Незванова


мню, как мне нужно было подставлять стул, скамейку и потом уже кое-как добираться до окна, на котором я лю- била сидеть, когда никого не было дома. Из нашей квартиры было видно полгорода; мы жили под самой кровлей в шестиэтажном, огромнейшем доме. Вся наша мебель состояла из какого-то остатка клеенчатого дивана, всего в пыли и в мочалах, простого белого стола, двух стульев, матушкиной пос- тели, шкафика с чем-то в углу, комода, который всегда стоял, покачнув- шись набок, и разодранных бумажных ширм. Помню, что были сумерки; все было в беспорядке и разбросано: щетки, какие-то тряпки, наша деревянная посуда, разбитая бутылка и не знаю что-то такое еще. Помню, что матушка была чрезвычайно взволнована и от- чего-то плакала. Отчим сидел в углу в своем всег

Достоевский Федор / Преступление и наказание


притворить их, и вдруг вскрикнула, увидев на самом пороге стоящего на коленках мужа. - А! - закричала она в исступлении, - воротился! Колодник! Изверг!.. А где деньги? Что у тебя в кармане, показывай! И платье не то! где твое платье? где деньги? говори!.. И она бросились его обыскивать. Мармеладов тотчас же послушно и покорно развел руки в стороны, чтобы тем облегчить карманный обыск. Денег не было ни копейки. - Где же деньги? - кричала она. - О господи, неужели же он все пропил! Ведь двенадцать целковых в сундуке оставалось!.. - и вдруг, в бешенстве, она схватила его за волосы и потащила в комнату. Мармеладов сам облегчал ее усилия, смиренно ползя за нею на коленках. - И это мне в наслаждение! И это мне не в боль, а в на-слаж-дение, ми-ло-сти-вый

Достоевский Федор / Сборник рассказов и повестей


то-нибудь, у тебя страхи какие-то... - Нет, ничего, ничего... - Помнишь, Вася, помнишь, ведь это было с тобою; помнишь, когда ты чин получил, ты от счастья и от благодарности удвоил ревность и неделю только портил работу. С тобой и теперь то же самое... - Да, да, Аркадий; но теперь другое, теперь совсем не то. - Да как не то, помилуй! И дело-то, может быть, вовсе но спешное, а ты себя убиваешь... - Ничего, ничего, я только так. Ну, пойдем! - Что ж ты домой, а не к ним? - Нет, брат, с каким я лицом явлюсь?.. Я раздумал. Я только один без тебя не высидел; а вот ты теперь со мной, так я и сяду писать. Пойдем! Они пошли и некоторое время молчали. Вася спешил. - Что ж ты меня не расспрашиваешь об них? - сказал Аркадий Иванович. -

Достоевский Федор / Село Степанчиково и его обитатели


С горя, сударь, Степан Алексеич, с горя, - отвечал серьезно Ва- сильев, махнув рукой и, очевидно, довольный, что представился случай еще раз помянуть про свое горе. - С какого же горя, дурак? - А с такого, что досель и не видывали: Фоме Фомичу нас записывают. - Кого? когда? - закричал толстяк, весь встрепенувшись. Я тоже ступил шаг вперед: дело совершенно неожиданно коснулось и до меня. - Да всех капитоновских. Наш барин, полковник, - дай бог ему здравия - всю нашу Капитоновку, свою вотчину, Фоме Фомичу пожертвовать хочет; целые семьдесят душ ему выделяет. "На тебе, Фома! вот теперь у тебя, примерно, нет ничего; помещик ты небольшой; всего-то у тебя два снетка по оброку в Ладожском озере ходят - только и душ ревизских тебе от по-

Достоевский Федор / Униженные и оскорбленные


никак не хотела поверить, что новый, прославляемый всеми писатель - тот самый Ваня, который и т. д., и т. д., и все качала головою. Старик долго не сдавался и сначала, при первых слухах, даже испугался; стал говорить о потерянной служебной карьере, о беспорядочном поведении всех вообще сочинителей. Но беспрерывные новые слухи, объявления в журналах и наконец несколько похвальных слов, услышанных им обо мне от таких лиц, которым он с благоговением верил, заставили его изменить свой взгляд на дело. Когда же он увидел, что я вдруг очутился с деньгами, и узнал, какую плату можно получать за литературный труд, то и последние сомнения его рассеялись. Быстрый в переходах от сомнения к полной, восторженной вере, радуясь как ребенок моему счастью, он вдруг ударился в самые необузданные

Достоевский Федор / Хозяйка


- Ума нет. - Что? - Улетела. Да! улетела! - повторил он еще более таинственным тоном. - Она больна. У него барка была, большая была, и другая была, и третья была, по Волге ходила, а я сам из Волги; еще завод была, да сгорела, и он без башка. - Он помешанный? - Ни!.. Ни! - отвечал с расстановкой татарин. - Не мешана. Он умный человек. Она все знает, книжка много читала, читала, читала, все читала и другим правда сказывала. Так, пришла кто: два рубля, три рубля, сорок рубля, а не хошь, как хошь; книжка посмотрит, увидит и всю правду скажет. А деньга на стол, тотчас на стол - без деньга ни! Тут татарин, с излишком сердца входивший в интересы Мурина, даже засмеялся от радости. - Что ж, он колдовал, гадал кому-нибудь? - Гм... - промычал дворни

Есенин Сергей / Собрание стихов и поэм


Сим летом грибов и ягод У нас хоть в Москву отбавляй. И дичи здесь, братец, до черта, Сама так под порох и прет. Подумай ведь только... Четвертый Тебя не видали мы год..." . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Беседа окончена... Чинно Мы выпили весь самовар. По-старому с шубой овчинной Иду я на свой сеновал. Иду я разросшимся садом, Лицо задевает сирень. Так мил моим вспыхнувшим взглядам Состарившийся плетень. Когда-то у той вон калитки Мне было шестнадцать лет, И девушка в белой накидке Сказала мне ласково: "Нет!" Далекие, милые были. Тот образ во мне не угас... Мы все в эти годы любили, Но мало любили нас.



BOOKS.SH - BOOKS SHaring @ 2009-2013, Книги в электронном виде.